Валерий Фокин: С уходом Крымова разрушается замечательный театр. Это безобразие!

«Уход Дмитрия Крымова из Школы драматического искусства, о котором режиссер заявил на сайте своей Лаборатории 31 августа, выглядит диагностично для российского театра вообще. Поэтому журнал Театр. обратился за комментариями к эксперту – президенту Гильдии режиссеров России Валерию Фокину, который проанализировал конкретную ситуацию с точки зрения ключевых проблем отечественного театра, и предложил пути ее решения.

“Мне кажется, что ситуация с уходом Дмитрия Крымова из Школы драматического искусства – очень неприятная и огорчительная, – поскольку мы в итоге теряем чрезвычайно интересный и значительный театр. Он разрушается. Его не будет. Это отвратительно само по себе. Не так много у нас в стране замечательных театров, чтобы ими так разбрасываться.

Это безобразие, я считаю. И поэтому надо прилагать все усилия, чтобы этого не допускать. Тем более, когда речь идет о таком организационно сложном механизме, как ШДИ, в которой находится сразу несколько лабораторий. От директора или от руководителя – будем пока условно называть ее руководителем, потому что в этом театре по уставу единоначалие – требуется особое искусство, особая гибкость, особое понимание, что она, эта самая мадам Соколова, руководит разными художниками: разными по уровню, по эстетике, по характерам, и тд, и тп. И она должна собрать из их спектаклей некую репертуарную мозаику. Это очень сложная задача. И если не прилагать усилий к пониманию каждого из этих художников, – ее не решить. Получается, по сути, что у Соколовой в театре несколько главных режиссеров. Тут с одним-то главным режиссером разобраться трудно, а когда их несколько, то представьте себе, какой должен быть уровень директора, чтобы с ними всеми плодотворно взаимодействовать. А всё это – люди ранимые, творческие, и при этом нельзя забывать, что первая фигура в театре – режиссер, а не директор. Художественная личность определяет идеологию и лицо театра. Любого. Так должно быть. И мне кажется, что в данном конкретном случае директор ШДИ со своей ролью не справилась. Абсолютно. Потому что ее рассказы о том, что некоторые спектакли Крымова не продаются – смешны. Кого ж это волнует? Твое дело как директора сделать так, чтобы они продавались. Во-первых, у Крымова – своя аудитория.

Почему я говорю, что быть руководителем такой структуры трудно? Потому что на одну Лабораторию нужна одна аудитория, на другую – другая. И этот «другой зритель» у Крымова есть, просто его надо организовать. Для этого существуют определенные формы и схемы продвижения – пиар, реклама, – надо работать над тем, чтобы в твоей театральной колоде были разные спектакли. Сложное это занятие. Даже не назову слету такого директора, который мог бы с ним справиться. А Соколова пошла по кривому пути, и в результате произошло то, что произошло.

Потом второй момент, который меня волнует. Мы весной проводили в Александринке конференцию Гильдии режиссеров России по проблеме разграничения обязанностей между режиссерами и директорами. Сошлись на том, что граница должна существовать, обсуждали, твердой она должна быть или все-таки гибкой. Потому что в театре даже унитазы иногда становятся художественным объектом, тут всё непросто. Так, чтобы директор занимался только хозяйством, а за все, что на сцене, отвечал исключительно режиссер, – не получается и никогда не получится. Поэтому мы говорили о том, что должно быть либо два первых лица, либо одно, но которое обладает, если это директор, – еще и художественным вкусом и чутьем и может взять на себя всю ответственность за творческий процесс, а если это худрук – то он должен быть наделен менеджерскими талантами. Все это мы обсудили, выработали свои предложения. Мало того, министерство культуры выпустило по этому поводу документ – положение о разграничении должностных обязанностей в руководстве театрами. Оно существует. Но получается, что власти Москвы совершенно этим не интересуются. Так что случившееся – это и вина московского департамента культуры, который дал право директору руководить творческим процессом, не ответив на вопрос, а может ли она этим заниматься, есть ли у нее такие способности? На эти вопросы люди, которые руководят профильным департаментом – повторю – не ответили. Так получается по факту. Потому что, как можно, например, имея двух или трех, условно говоря, главных режиссеров в своем театре, утверждать репертуар без их участия, самолично? Как это – три спектакля я в афишу ставлю, а остальные не ставлю, потому что они мне не нравятся? Это что такое вообще?! Конечно, и режиссеры виноваты: они упустили ситуацию – надо было пораньше кричать SOS. Но главная доля вины, конечно, на директоре и ее начальниках, потому что они отдали Соколовой на откуп сложный театр, а она не справилась. И в сухом остатке мы сегодня имеем ситуацию с уходом Крымова и реальной возможностью разрушения театрального организма с большим творческим потенциалом. Какой тут может быть выход?

Прежде всего, я думаю, что надо возвращать Крымова во что бы то ни стало. И либо директор должен находить с художником общий язык, либо директора надо менять. В данном случае, департамент культуры, очевидно, должен еще и менять устав «Школы драматического искусства», там должно появиться еще одно первое лицо, худрук, и этот пост вполне может занять Дима. Пусть будет так, как вариант. Но департамент культуры – и, в частности, руководитель департамента театров и концертных организаций Дрожникова – должны всколыхнуться. Что ж они в стороне-то остались? Такое ощущение, что они тем, что случилось, не интересуются даже. А эта ситуация – глубоко антитеатральна, и разобраться с ней – прямая обязанность департамента культуры Москвы”,- статья журнала «Театр».